Опубликовано: 25 октября 2016 14:19

Три сказки осени

Одна незадачливая канарейка влюбилась в какаду. Если бы они жили в лесу, она, разумеется, ни за что не обратила бы внимание на такого пестрого самца. где я ему тягаться с благородством салонных певунов кенарей.

Но неволя есть неволя. И вот влюбленная канарейка начала петь своему предмету утренние песни, дневные оды, вечерние серенады и ночные колыбельные. Он же недоуменно отвечал: "Попка - дурррак. Попка -дуррак. Попка-хорррроший. Попка-хорррроший" или, иногда "Попка хочет кууушать".

Она не знала, что означают эти слова, не знала даже, что это вообще были слова (да и он сам не слишком хорошо себе это представлял). Ей было достаточно, что ее пение не оставляет его равнодушным.

___

Дождевая туча любила дуб. Она несколько дней изливала свои чувства к нему потоком дождя, похудела, побледнела и усохла от томления.

Флегматичный дуб впитывал ее страсть молча, отдаваясь во власть темпераментной возлюбленной. Но он никак не пытался выразить ответную симпатию.

Тучу, как и всякую женщину, это задевало. А однажды она увидела под дубом девушку, что сидела, прислонившись к стволу. Дуб не делал никаких попыток отстраниться и явно благосклонно  принимал ее знаки внимания.

Оскробленная туча вся напряглась, потемнела с досады. А равнодушный дуб не замечал и этого. Туча сжалась ее сильнее, задрожала. В порыве гнева она потянулась к дубу молнией, чтобы хоть как-то достучаться до него!

Не выдержав напряжения момента, дуб раскололся надвое. Одна его половинка стала похожа на юный саженец, едва узнавший Солнце, вторая превратилась в кусок угля, в самом сердце которого все еще теплилась жизнь.

Туча же уплыла вдаль, стыдясь, что когда-то любила этого инвалида.

____

Говорят, кукушка - плохая мать. Да и верно, не хорошая. Подбрасывает свои яйца в чужие гнезда на погибель законным детям и на муку родителям, которые должны кормить подкидыша.

Однажды лебедь (он жил на воде и не боялся кукушки), спросил, отчего та не хочет сама выводить птенцов. И вот что она ответила.

Мне страшно, братец лебедь. Мне страшно, что сначала я слишком привяжусь к своему птенцу, а потом, когда я стану старой и слабой, сделаюсь для него обузой. Пусть рождаются и живут одинокими мои дети.

культура искусство литература проза проза сказка, лирика
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА